Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Певица Максим (Марина Максимова) набирает популярность с каждым днем. Ее песни о любви звучат в плеерах как школьниц так и взрослых девушек. Максим, конечно, девушка своенравная, но кто из нас не устраивал скандалов, у кого не бывает капризов.

Интервью с Максим, еще до ее свадьбы
Максим.

—Марина, твоя музыка звучит почти из каждого киоска с пластинками. При этом тебя не показывают по телевизору, не узнают на улице. У тебя какого-то чувства обиды нет? Тебе не хочется выйти на середину улицы и кричать — это же я, я пою!

—Мне наоборот по кайфу. На самом деле я всегда хотела музыкой заниматься, а вот чтобы заниматься этим как бизнесом, а потом сидеть и смотреть, какая же я все-таки в телике красивая,— у меня такого никогда не было. Если это случится, наверное, мне будет приятно, я пока не знаю. Но абсолютно никаких комплексов по этому поводу не испытываю.

— Скажи, а певица Света для тебя какое-то значение имеет в этой жизни?

— Похожи, что ли?

— Причем не только в музыкальном отношении, но и по истории. Света ведь тоже из региона.

— Да у нас наверняка почти все музыканты из регионов.

— А почему ты так рано начала работать? У тебя в семье есть музыканты?

— Нет, просто в моей семье все очень любят музыку, папа с моего самого-самого маленького возраста, сколько я его помню, всегда играл на гитаре, пел какие-то песни. Первый инструмент, на котором я научилась играть,— это на столовых ложках. Мама потом отдала меня в музыкальную школу, не для того чтобы я стала музыкантом, а просто для того чтобы ребенок развивался правильно. На самом деле родители хотели, чтоб я занималась чем-то серьезным. И я ходила на всякие конкурсы и пела там, но не для того чтобы побеждать, а для того чтобы как-то освободили от математических предметов. А потом меня просто с одного конкурса забрали, сказали — ты будешь работать, я сказала — хорошо. Нашили мне костюмов, пригласили танцоров в Казани и вывели после группы Нi-Fi на стадионе плясать.

— Ты в Москве живешь сейчас?

— Да, в Москве, снимаю квартиру. А в Казани учусь. На пиарщика.

— Бывают города, где происходит какой-то музыкальный процесс: Нижний Новгород, Екатеринбург, Ростов, Новосибирск. Там есть какая-то своя внутренняя музыкальная жизнь, и в ней что-то варится. В Казани есть такой процесс?Я уговорила родителей подписать контракт. Сразу наняли людей, которые написали песни, и все у меня как по-настоящему началось, все дела. А свои песни я тогда еще только пела под гитару во дворе.

— Конечно. Вообще в регионах говорят, что в Москве страшно, что туда очень страшно ехать, что там тебе вообще ничего не светит А на самом деле это в Казани так. Там все жестче, если честно. Там совершенно другой менталитет, несмотря на то что это довольно недалеко от Москвы находится.

— А тебе вообще легко пишется?

— Ну на самом деле даже если какой-то другой коллектив говорит: «Марин, нам вот нужна песня», то у меня такого нет, что я сижу и думаю, когда же ко мне муза придет вообще или уйдет куда-то там. У меня такого нет. Если надо писать, я пишу, и не факт, что это хуже или лучше, чем когда меня там проперло.

— Вообще у тебя такой жанр, в котором всю жизнь не проработаешь…

— Ну это у меня сейчас такой жанр… У каждого человека одна музыка в один период. Потом вместе со мной, я надеюсь, и моя музыка будет взрослеть.